Михаил Данилов, заместитель директора департамента систем управления документами, ГК ЛАНИТ, ответил на вопросы издания itWeek об итогах развития рынка СЭД/ЕСМ за последние полтора года, оценил текущую ситуацию и перспективы развития.

24.11.2021
Михаил Данилов, заместитель руководителя департамента систем управления документами, ГК ЛАНИТ
Андрей Колесов, обозреватель itWeek

Российский рынок СЭД/ECM: уроки пандемии.

Вот уже почти два года наша страна, как и весь мир, живет в особых социально-экономических условиях, характеризуемых одним словом — «пандемия». Эта ситуация во многих отношениях отличается от уже довольно привычных периодических экономических кризисов прошлых лет, в том числе и тем, что, как показывают события нынешней осени, пандемия еще далека от завершения и сегодня эксперты даже не пытаются давать прогнозы о ее возможном завершении. Старый проверенный шаблон бизнес-поведения " переждать трудности, а потом работать как раньше" сейчас уже явно не годится, всем участникам рынка — и заказчикам, и поставщикам — нужно формировать долгосрочную стратегию своей деятельности в новых условиях.

Чем реально изменился рынок, какие тенденции проявили себя как актуальные, а какие — как «хайповые», что поменялось в законодательной сфере и насколько рынок готов к их применению на практике? Эти и другие вопросы мы обсудили с Михаилом Даниловым, заместителем директора департамента систем управления документами, ГК ЛАНИТ.


Как в целом можно охарактеризовать итоги развития рынка СЭД/ЕСМ за последние полтора года, оценить текущую ситуацию и перспективы развития?

«Чтоб жить тебе в эпоху перемен» — это старое китайское проклятие, оно же и пожелание удачи, как нельзя лучше описывает нынешнюю ситуацию. Рынок ECM сложился достаточно давно, но он продолжает интенсивно меняться. И видится три основных драйвера таких изменений. Это законодатели, которые в последнее время особенно активизировались. Это технологии, которые продолжают влиять на нашу реальность. И бизнес, запросы которого меняются вместе с изменением рыночных условий.

В совокупности сочетание этих драйверов открывает для ECM новые перспективы. Например, благодаря снятию юридических барьеров получилось реализовать кадровый документооборот полностью в электронном виде. А развитие технологий привело к появлению микросервисной архитектуры, которая дает невиданную ранее гибкость и масштабируемость. Бизнес теперь может смелее формулировать свои желания, возможностей стало очень много.


Как проявили себя "допандемийные" тенденции в новых условиях? Какие из них ускорились, какие затормозились, какие оказались неактуальными вовсе? Появилось ли что-то принципиально новое?

Безусловно, вынужденный массовый переход на удаленную работу стимулировал многие организации начать реально использовать электронный документооборот, а не для галочки. Но это стало возможным только благодаря тому, что и технологии уже были готовы к новым форматам взаимодействия, и законодательство не препятствовало – то есть произошла как бы мгновенная кристаллизация насыщенного раствора. Просто в «мирных» условиях следование старым паттернам требовало меньше усилий, чем изучение нового. Но жизнь заставила – и, похоже, никто не пожалел о расставании с бумагой.

Можно сказать, что пандемия форсировала завершение предыдущего этапа развития ECM и включила в активную практику тот технологический задел, который был наработан ранее. Но пока еще пресловутая «новая нормальность», в которой мы живем последние полтора, года не породила чего-то принципиально нового, это дело будущего.


Что можно сказать относительно облачных технологий, использования электронной подписи, долгосрочного хранения документов? Насколько эффективной показала себя политика импортозамещения?

И крупный, и средний бизнес по-прежнему крайне неохотно отдает в публичные облака свои данные. Тем не менее облачные сервисы активно развиваются и современные ECM-решения тоже должны допускать использование из облака, но при этом поддерживать и установку во внутреннем контуре заказчика. Однако СЭД, разработанные в традиционной архитектуре не могут просто взять и переехать в облако, для этого нужны cloud native платформы. По сути, это означает разработку нового продукта практически с нуля и далеко не каждый разработчик такие инвестиции осилит – поэтому в результате облачный электронный документооборот пока не занимает заметной доли на рынке. Несомненно, ситуация изменится в пользу облаков и мы также увидим изменение состава игроков на рынке.

Еще недавно электронная подпись использовалась в основном для организации юридически значимого документооборота с внешними контрагентами или с госорганами. Соответственно, потребность в таких решениях была довольно скромной. Сейчас практически все наши заказчики говорят о том, что юридически значимыми должны быть все документы, не только внешние, но и те, которые циркулируют внутри организации или холдинга, что можно рассматривать как новый тренд. Также, это свидетельствует о некой коммодитизации технологии электронной подписи, о ее большей доступности и привычности для заказчиков, что стимулирует и ее более широкое использование.

Еще стоит сказать про отношения работника и работодателя, то есть речь про кадровый документооборот. Эта область получила, по-моему, больше всего любви в текущем году от нашего государства в виде законодательных актов, законопроектов, приказов и так далее. И если на конец 2020 года по исследованию Deloitte 80% респондентов назвали основной причиной отказа от внедрения электронного кадрового делопроизводства отсутствие законодательного регулирования, то теперь можно смело говорить, что такой причины больше не существует.

Импортозамещение все еще с нами. Но похоже, что этот тренд начал видоизменяться и превратился в нежелание среднего и крупного бизнеса связываться с решениями, построенными на закрытом коде и проприетарных технологиях. Причина в том, что разработка цифрового продукта относится к базовым компетенциям компании, являясь основой ее конкурентных преимуществ, – а такие вещи не отдают на сторону. Поэтому возможность вести самостоятельную разработку in-house является одним из ключевых требований бизнеса, и это относится к современными ECM-решениям в том числе. В идеальном варианте решение должно быть российским и при этом с открытым кодом.


Как можно оценить развитие нормативно-законодательной базы? Насколько этот фактор был важным в качестве драйвера рынка? Успевают ли поставщики и заказчики за изменениями нормативно-законодательной базы? Какие нормативные вопросы продолжают оставаться не до конца решенными?

Долгое время было популярно мнение, что именно законодательство мешает стремительно развиваться электронному документообороту. Но анализируя происходящее можно ответственно заявить, что это уже не так – новые законы и подзаконные акты, последовательно снимающие ограничения на использование электронных документов во всех сферах деятельности, выходят с невиданной раньше скоростью. Все поменялось местами и теперь технологии отстают от законодательства, а не наоборот.

В частности, в июле этого года президентом был подписан указ о создании ФГИС электронных перевозочных документов, которая начнет действовать с 1 января 2022 года и товарно-транспортные накладные станут еще одним документом, бумажная форма которого должна отмереть. И этот пример не есть редкое исключение из правил, а иллюстрация устойчивого тренда.


Какими основными моделями поведения можно охарактеризовать тактику и стратегию заказчиков и поставщиков в последние полтора года? Насколько они были оптимальными?

Пожалуй, наиболее заметное изменение стратегии заказчиков в области ECM связано с переходом от распределенных решений к централизованным. Но опять-таки, дело не в каких-то особых условиях из-за пандемии, просто так совпало по времени.

Каналы связи продолжают становиться все лучше и на сегодня Россия покрыта ими практически полностью. И это позволяет заказчикам инициировать проекты по централизации – потому что таким образом можно снизить общую стоимость владения системой и повысить ее управляемость и адаптивность. Также это дает шанс для внедрения сквозной бизнес-аналитики, систем корпоративного поиска и прочих решениям, работа которых ранее была крайне затруднена плохими телекоммуникациями.

В тактическом плане ситуация была отыграна довольно быстро, еще во время первого локдауна. Сейчас же пришло время заменять «костыли», поставленные тогда на скорую руку на промышленные решения.


Какие рекомендации можно дать заказчикам по выстраиванию тактики и стратегии развития своего ECM-хозяйства в современных рыночных (экономических, эпидемиологических) условиях.

Давайте попробуем представить какой должна быть ECM-платформа в 2021 году. Какая она – ECM-платформа мечты? – Она должна обеспечивать юридическую значимость, как внешнего, так и внутреннего документооборота, работать как в облаке, так и на серверах заказчика, иметь быть продуманный, красивый и удобный интерфейс, который позволяет выполнять быструю настройку и организацию рабочих пространств отдельных работников.

Само собой разумеется, это российская система, возможно с элементами open source, имеющая заранее проработанные подходы к интеграции с внешними системами, в том числе с различными ГИС. Архитектурно она должна встраиваться в существующие ИТ-ландшафты, быть доступна для инсорс-разработки, то есть быть построена на популярных технологиях, обеспеченных ресурсами на рынке труда. Не лишним будет иметь элементы low code, позволяющие быстро выводить на рынок новые цифровые продукты.

Современная ECM-платформа в обязательном порядке должна уметь работать с большими объемами данных и с файлами большого объема, быть горизонтально масштабируема. Ну и на наш взгляд, желательно поддерживать интеграцию с хранилищами S3.

И, наконец, платформа эта должна динамически развиваться, предлагая заказчикам новые решения, специализированные, которые позволяют угнаться за изменяющимся законодательством и новыми технологическими решениями. Все это, естественно, является особенностями нашей платформ ECM LanDocs и CSP DocsHouse.